Приветствую Вас Гость | RSS Понедельник
19.11.2018, 09:02
Эксплуатация устройств котлов отопления
Форма входа
Главная Регистрация Вход
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Октябрь » 31 » На российском рынке нефтепродуктов 70% дизтоплива — контрафакт
    18:31
    На российском рынке нефтепродуктов 70% дизтоплива — контрафакт
    -->

    С бензином ситуация немного лучше, но риск нарваться на губительный для техники «компот» также велик.

    С 2010 года ситуация с фальсификатом на топливном рынке так и не сдвинулась в положительную сторону.

    Немного цифр: по данным Минэнерго, в России ежегодно в оборот попадает более 10 миллионов тонн некачественных нефтепродуктов. А результаты прошлогодних проверок Росстандарта показали, что более 90% нарушений приходится на независимые сети АЗС, некоторые из которых из года в год попадаются на фальсификате. Для Сибири, где количество нефтеперерабатывающих заводов, казалось, зашкаливает, нарваться на субстанцию, которая через полчаса движения может угробить двигатель вашего автомобиля, весьма вероятна.

    Бензин превращается…

    По итогам проверок Общественного совета и Росстандарта 2015 года установлено, что порядка 30% бензина на АЗС Новосибирской области не соответствуют ГОСТУ, а по дизельному топливу объем фальсификата достигает 70%. По мнению председателя общественного совета при министерстве транспорта Новосибирской области Алексея Носова, «в Новосибирской области сейчас действует порядка 120 нефтебаз, и на каждой из них происходит смешивание топлива, и кто этим занимается, и как это делают, понятия не имеет никто…»

    Самое распространенное нарушение, как рассказал общественник, это превышение ПДК серы в бензине и дизельном топливе. На втором месте — несоответствие ГОСТам октанового числа. Нередко продаваемые на заправках Сибири ГСМ содержат запрещенные концентрации цинка, метиланилина, железа. «Такие нарушения мы стали фиксировать с осени 2014 года, — говорит Надежда Слесарева, начальник отдела государственного надзора по Новосибирской области СМТУ Росстандарта. — До 2014 года были нарушения, но не такие вопиющие, как сейчас, когда количество примесей превышает ПДК порой в сотни раз».

    Итоги проверок топлива в сибирских городах показали, что не соблюдаются нормы для 4-го и 5-го экологических классов бензина. А дизельное топливо, на ряде независимых АЗС, полностью не соответствует норме.

    Специалисты Росстандарта отмечают, что каждые два образца бензина из трех проверяемых не соответствовали заявленному экологическому классу по содержанию серы. Также была обнаружена недопустимая октанповышающая присадка ММА в бензине 5-го класса (АИ-92-К5).

    «С дизтопливом дело обстоит так: просто покупают солярку, «печник», и продают как дизтопливо, — рассказывает Алексей Носов. — Если говорить о бензине, то временно повышают октановое число: из 80-го делают 95-й, это делают при помощи железа марганцесодержащих присадок, эфиров или монометиланелина. На трое суток из АИ-80 можно сделать АИ-95».

    Также, по словам общественника, фальсификат делают еще из прямогона, из газоконденсата. Ни с «печника», ни с «прямогона» дельцы не уплачивают акциз, потери федерального дорожного фонда, по приблизительным подсчетам независимых экспертов, ежегодно составляют порядка 100 млрд рублей.

    В 2016 году общественники начали проверку не только на АЗС, но и на государственных и муниципальных автотранспортных предприятиях. Итог крайне неутешительный: из шести проб, которые были взяты на автотранспортных предприятиях Новосибирска, только одна соответствовала требованиям техрегламента, во всех остальных содержание серы превышало допустимое значение более чем в 300 раз.

    На все воля ФЗ 44

    «На нынешний день в стране нет органа государственной власти, который бы занимался регулированием топливного рынка», — с грустью говорит Алексей Носов.

    По мнению Носова, дельцам для того, чтобы нажиться на поставках в бюджет, достаточно выставить демпинговую цену на торгах. Они побеждают автоматически. Учитывая тот факт, что стоимость государственных контрактов зачастую выше 100 млн рублей, можно посчитать, какие доходы получаются у этих нечистых на руку нефтепереработчиков. По мнению экспертов, маржинальная выгода имеет десяти-, а то и стократную величину. Все это за счет владельцев автотранспорта.

    «Добросовестный производитель и поставщик не может уйти ниже рыночной экономически обоснованной цены. Потому что произвести качественный бензин, дизтопливо — это, конечно, затраты, плюс, с цены качественного топлива будет уплачен акциз и топливные налоги, — рассуждает Алексей Носов. — А дельцы, которые «бодяжат», уже имеют преимущество перед добросовестным поставщиком, и очень значительное. Только из-за того, что они не уплачивают акциз, у них уже есть преимущество в 20 процентов».

    По приблизительным оценкам министерства финансов РФ, потери бюджета от неуплаченных акцизов составляют свыше 30 млрд рублей, но по мнению общественников, эта сумма в два раза больше, и это без учета экономического ущерба для государственных транспортных предприятий.

    Практические последствия подобного несовершенства законодательства можно оценить, почитав автомобильные форумы или пообщавшись с автомобилистами.

    «После праздников и новогодних каникул нам на заправку поставили топливо. На торгах выиграли, естественно, самые дешевые поставщики, что сказалось на «здоровье» наших автобусов сразу после первого использования новоиспеченного топлива», — рассказывает Александр Артичевич, инженер одного из пассажирских предприятий Минусинска. Если посмотреть автомобильные форумы, то таких историй можно найти сотни. Можно и на форумы не заходить, достаточно обратить внимание на пассажирский городской транспорт, который колесит по городу, выбрасывая черные клубы выхлопа.

    «Зачастую в тендерах выигрывают сомнительные компании, в Кемерово, например, как-то выиграла компания, у которой собственники зарегистрированы в оффшорной зоне, а цена на топливо была выше рыночной, — поясняет Максим Учватов, член Регионального штаба ОНФ по Кемеровской области. — Но бывают и обратные ситуации, когда цену роняют очень низко, а топливо поставляется не самого высокого качества. Для того чтобы избежать таких ситуаций, особенно при проведении крупных закупок, необходимо в конкурсной документации ставить условия, которые позволят контролировать качество поставляемой продукции. Например, когда закупают уголь, требуют сертификаты лабораторий, рынок ГСМ в этом плане похож, и вполне возможно делать то же самое».

    В существующей ситуации проигрывают все: и региональные бюджеты, которые недополучают акцизы, платят за некачественное топливо и несут убытки на содержании транспортных предприятий, и муниципальные автотранспортные предприятия, у которых выходит из строя техника, не выработав и половину своего ресурса. Выгоду получают здесь лишь ухари-победители тендеров, заливающие емкости заказчиков низкостоимостным суррогатом.

    Еще один момент отмечают эксперты топливного рынка: все репутационные убытки несут НПЗ, но никак не трейдеры-посредники, которые предлагают один вид топлива под видом другого.

    Вот пример. «Основной поставщик дизтоплива в Сибирском Федеральном округе — это Яйский НПЗ, но нельзя сказать, что он выдает в продажу фальсификат», — утверждает Алексей Носов. Это предприятие согласно своим сертификатам и лицензии, выпускает печное и котельное топливо, так называемый «печник», то есть это не автомобильное и не судовое топливо, это топливо для котельных». И выезжает это топливо с завода, по словам общественников, которые проводили проверку, с сертификатами, что это «печное топливо». Дело в другом: каким образом этот «печник» потом попадает на сети АЗС или в государственные и муниципальные автотранспортные предприятия. И этот вопрос уже к надзорным органам, а у них полномочий нет.

    Надзору нужны «зубы»

    Общественники и эксперты подчеркивают, что в России есть единственный государственный надзорный орган на топливном рынке — Росстандарт. Он имеет право проверять качество, выносить предписания и штрафовать. Но это «собака без зубов», — говорит Алексей Носов. Все потому что у СМТУ Росстандарта бюджет проверок на год составляет всего 1,2 тыс. рублей, в то время как стоимость анализа одной пробы составляет 12–15 тыс. рублей. В течение года лаборатории могут осуществить не больше ста проб, и это на весь СФО. Сами общественники только в 2015 году сделали отбор 100 проб на собственные средства.

    Вторая беда существующей надзорной системы — это смехотворные штрафы: порядка 100 тысяч рублей. Мошенники на топливном рынке зарабатывают эту сумму за один день.

    Классический пример: один из таких оштрафованных дельцов пришел в Росстандарт с требованием немедленно выписать ему штраф, и он его сразу тут же наличными оплатит, чтобы успеть на вечерний самолет в Таиланд, мол, иначе его могут в аэропорту не выпустить. Надзорный орган должен быть «зубастым». С четко прописанным функционалом: возможностью выписывать существенные штрафы, наказывать, чтобы подобных деляг совсем убирать с рынка.

    Третья важная вещь. Необходимо на законодательном уровне внести коррективы в закон «О государственных закупках», чтобы пресечь демпингующих «химиков-самоучек».

    Необходимо лишить их рынка поставок по госконтрактам, занести в список «недобросовестных поставщиков». «Но и это возможно только в случае — если потребитель, а в данном случае это мэрия, либо региональные министерства транспорта подтвердили, что топливо некачественное и что его реализация привела к убыткам. Признать себя пострадавшим, подать иск, выиграть дело — и только после этого будет возможно внести компанию нарушителя в список недобросовестных поставщиков», — поясняет председатель общественного совета Алексей Носов.

    По словам общественников, с начала проверок с 2010 года ситуация с фальсификатом на топливном рынке так и не сдвинулась в положительную сторону. Росстандарт так и не получил дополнительных полномочий, а муниципалитеты — так и не научились считать экономические убытки, а следовательно, и мошенники на рынке остались все те же. Исходя из этого возникает лишь один вопрос: недополученные как минимум 80 миллиардов в федеральный и региональный бюджеты, судя по всему, слишком малая сумма, чтобы как-то серьезно заниматься регулированием на рынке топлива. Тогда какая должна быть сумма ущерба, чтобы проблемой заняться всерьез?

    expertsib.ru

    Просмотров: 5 | Добавил: cropsenti1975 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0

    Copyright MyCorp © 2018Бесплатный хостинг uCoz